Главная » СПОРТ » Коляда не упал! Фигурист-мем покорил Европу, но в России его не любят

Коляда не упал! Фигурист-мем покорил Европу, но в России его не любят

Фото:
Александр Сафонов, «Чемпионат»

Михаила Коляду открыто любить как-то не принято. И даже если мир российского фигурного катания его поддерживает, то делает это либо через критику, либо с явной издевкой. Показалось даже, что победа соотечественника в короткой программе чемпионата Европы многих не порадовала.
Например, родную прессу.

— Миша, ты красавец! — язвили в бывалой журналистской тусовке после интервью в миксте. — Мы лучше пойдем на Фигуриста посмотрим.
И толпа, преимущественно составленная из девушек, с охами прилипала к экрану, где в красивом костюме элегантно катался смазливый Хавьер Фернандес. Коляда же хмыкнул и пожал плечами в сторонке, как будто ему не просто искренне наплевать на чужое мнение, а даже нравится взаимная пикировка. Ведь никакие падения хоть на Олимпиаде, хоть на первенстве Ленинградской области, никогда не сделали бы из него мем.
Отношение к себе Миша провоцирует сам. В Минске, например, он, кажется, вовсе без умысла односложно ответил на пару вопросов, но, поймав нужную реакцию, решил троллить до конца.
— Каково вам было выступать сегодня, в такой атмосфере, если Фернандес выглядел явным фаворитом, а Максим Ковтун обыгрывал вас на чемпионате России? — с выражением задал первый вопрос коллега. Надо сказать, что в фигурном катании вообще все вопросы звучат так драматично, что хочется еще раз включить так популярный на Евро «Лунный свет» Клода Дебюсси.

— Да как всегда, — испортил высокий стиль Коляда.
— И все? — театрально взвизгнула девушка.
— Угу.
— А какое впечатление у вас оставило собственное выступление?

— Я доволен.
— А, м… — тут журналистская программа зависла.
— Что-то еще? — ухмыльнулся Коляда. Ему явно нравился процесс. Особенно, когда слово взял самый опытный и красноречивый журналист Борис Ходоровский. Без «к».
— В Саранске вы говорили, что прокат дался вам непросто в физическом плане. Удалось ли набрать оптимальную форму к чемпионату Европы?
— Да.
— Михаил, было ощущение, что где-то там, в глубине души, вы хотели сделать четверной луц? — продолжала литься мелодия.

— Нет, — ляпал мимо нот Коляда.
— Правда, точно?
— Сто процентов.
— Какой настрой у вас перед произвольной программой?
— Боевой.
— У вас сегодня лаконичные ответы…

— Да.
— В последнее время вы вообще отвечаете так лаконично. С чем это связано?
— Повзрослел.
— В каком смысле?
— Во всех.
— Спасибо Миша, красава! — поблагодарил его мужской голос.

— Мы лучше пойдем на Фигуриста посмотрим, — как раз тогда и добавила одна из девушек.
«Зато какие у него реснички!»
Но Коляда набрал сотку, а вот Фигурист дам подвел. Испанец Фернандес сначала недокрутил в каскаде, потом еле удержал равновесие и разбавил свое великолепие другими мелкими помарками.

Но в него все равно та-а-ак верили.
— Будет больше ста! — надеялись во время повторов. — Нет, вы посмотрите, как он катался. Это душа. Ему добавят за компоненты.
Но судьи показали 91 балл, и разочарованный вдох прорезало беспроигрышное:

— Зато какие реснички!
В глазах Фернандеса действительно трепетала испанская грусть. Он ведь обещал минской публике настоящее шоу. Во-первых, выиграть свой седьмой чемпионат Европы подряд. Во-вторых, доказать, что с таким-то уровнем можно победить, готовясь к старту лишь 3 недели. В-третьих, и это самое главное, ему было важно наградить публику красотой и чистотой последних выступлений в карьере.
А тут такой конфуз.
— Для меня новая система оценок — большой сюрприз, — Хавьер оправдывался с сарказмом. — Одни рефери ставят мне за компоненты +2, другие — 2. Вроде ничего не происходит, но разница-то уже в 5 баллов. Да, я вернулся после паузы, но не чувствовал, что как-то волнуюсь. Хотя у судей хорошие камеры, замедленные повторы. Наверное, они увидели, как я дрожал или что-то вроде того.

Но даже если учесть, что весь мир, кроме России, вдруг возлюбил Коляду, то винить испанец мог только себя. И деньги, конечно.
Ведь потеряв интерес к любительскому фигурному катанию после бронзы Олимпиады в Корее и объявив точную дату завершения карьеры, Фернандес мог бы отдать последней битве чуть больше уважения. Странно ошибаться и требовать от судей золота, если всю осень ты не старую программу мучил, а занимался «чесом», собирая гастрольную дань по всей Испании.

Так что теперь седьмое золото светит легенде лишь в том случае, если Коляда пару раз упадет. И шансы на это невероятно велики.
Корона ни с кого не упадёт
То, что Михаил не рухнул в короткой, вообще чудо. И дело даже не в том, что десятки миллионов помнят его как завалившего для России золото в командных соревнованиях на Олимпиаде. И не в том, что сотни тысяч чуть более вовлеченных в фигурное катание болельщиков не видели у него ни одного чистого проката. А в том, что о разочаровании в Коляде и его наставнике вдруг заговорили светочи. Речь, важно отметить, не о таланте (он, как и техника, оцениваются экспертами великолепно), а о психологической нестабильности.
Вот известное выступление Татьяны Тарасовой после Олимпиады.
«Я не хочу сказать, что у него плохой тренер. Но опыта у Вали Чеботаревой нет. В их городе (Петербурге) живет Алексей Николаевич Мишин. Ни с кого корона не упадет, если обратиться. Результат же нужен, правильно?
Куда мощнее, уже после ноябрьского этапа Гран-При в Москве, зарядил Алексей Ягудин.

«Ошибки явно от головы идут. У него запас в прыжках. И все остальное на «ура». Не знаю, как Михаил тренируется. Но у него как гостиница «все включено», знаете, — все есть. Тренер ему нужен такой, чтобы с палкой, простите, стоял у борта. Значит, нужен такой психолог, как Этери Тутберидзе. Вообще, я не вправе судить, давать советы, но у парня есть все, а он просто просирает свою жизнь в спорте. Годы-то не вернешь».
И вот через два месяца, когда Коляда на легкости разгромил Фернандеса и свысока троллил прессу с критиками, важно было вернуться к словам действительно великого фигуриста.
— Что, получается, он больше не просирает карьеру?

— Одной короткой программой мое мнение не изменить, — сопротивлялся Ягудин. — Если я увижу, что хотя бы вторую половину сезона Михаил будет кататься чисто, тогда и поговорим.
Чуть позже уколет Коляду и Тарасова, смешав слова о блестящем выступлении с воспоминаниями о постоянных «бабочках». Обязательно слепят для него новые мемы и болельщики. Но все это не потому, что Коляда — изгой. Не потому, что Михаил якобы когда-то лишил страну олимпийской победы. И не потому, что что он просто колючий человек.

Кажется, что реальный смысл отторжения другой. Да, Коляду не принято хвалить открыто. Но реальное «боление» за человека обычно скрывается за критикой. Хорошие родители талантливых детей не балуют, а воспитывают. И ждут, чтобы это «повзрослел» проявлялось не в дурацкой игре с прессой, а на льду.
Так что произвольная программа в Минске — это не только борьба за второсортное в карьере фигуриста золото. Это куда более важный экзамен — на зрелость.

Источник