Главная » ФИНАНСЫ » Разминка в Брюсселе: пойдут ли Москва и Киев на продление транзита газа

Разминка в Брюсселе: пойдут ли Москва и Киев на продление транзита газа

Фото: РИА Новости

​Несмотря на то что запланированные на 15 января экспертные переговоры по транзитной тематике не состоялись, это не стало препятствием для трехсторонней встречи в Брюсселе — участие в ней подтвердили глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, еврокомиссар Марош Шефчович, министр иностранных дел Украины Павел Климкин, министр энергетики России Александр Новак.

От «Газпрома», по данным Еврокомиссии, на встречу должен приехать заместитель председателя правления Александр Медведев, хотя источник «Интерфакса» утверждает, что возможно участие главы компании Алексея Миллера.​

Представитель главы «Газпрома» Сергей Куприянов назвал встречу в Брюсселе не переговорами, а консультациями и не стал комментировать позицию компании в них. Представитель «Нафтогаза Украины» позицию накануне переговоров не комментирует.

Предыдущая трехсторонняя встреча представителей ЕС, России и Украины, посвященная решению газовой проблемы, ​прошла 17 июля 2018 года в Берлине. Затем состоялось несколько встреч на уровне экспертов.

Почему понадобились переговоры

Начиная строить два газопровода в Европу в обход Украины — «Северный поток-2» (мощностью 55 млрд куб. м в год) и «Турецкий поток-2» (мощностью 15,75 млрд куб. м в год на каждую нитку), «Газпром» рассчитывал к 2020 году полностью «осушить» украинскую газотранспортную систему.

Решению о строительстве предшествовала серия газовых конфликтов с Украиной в 2005–2015 годах. В результате с ноября 2015 года Украина не закупает российский газ, предпочитая получать его по реверсным схемам у европейских поставщиков.

Однако Москве из-за необходимости достроить инфраструктуру для приема и прокачки газа по территории Европы удастся запустить газопроводы на полную мощность, по разным оценкам, не ранее 2021–2022 годов. Поэтому пока России даже при сохранении текущего уровня экспорта газа в Европу без украинского маршрута не обойтись.

О том, что Москва готова рассмотреть возможность поставок газа через украинскую территорию с 2020 года при их экономической целесообразности, в феврале 2018 года заявлял президент Владимир Путин и подтверждал в апреле глава «Газпрома» Алексей Миллер.

«С учетом растущего объема поставок газа в Европу мы загрузим не только оба «Северных потока», не только «Турецкий поток». Сохранятся и возможности транзита через Украину», — еще раз подтвердил во время визита в Сербию 17 января российский президент. Еще один сценарий — реализовать проекты продолжения «Турецкого потока» в заинтересованные страны Европы.

С учетом падения добычи газа в Европе растет спрос на российский газ: его экспорт в Европу в 2018 году превысил 200 млрд куб. м (в 2017 году — 194,4 млрд куб. м). По данным «Укртрансгаза», транзит российского газа через Украину в 2018 году снизился на 7,2%, до 86,8 млрд куб. м. Потребность в импортном газе у Европы вырастет до 409 млрд куб. м в год к 2025 году, прогнозировало Международное энергетическое агентство осенью 2018 года, до 37% этой доли придется на российский газ.​

Чего будет добиваться Киев

Главная задача «Нафтогаза» на переговорах 21 января заключается в сохранении транзита газа через Украину, заявил 18 января глава компании Андрей Коболев в эфире украинского «5 канала» (цитаты по «РИА Новости»). Он отметил, что украинская сторона хочет получить контракт, «который будет соответствовать всем нормам европейского права». Киев хочет получить объемы транзита газа и гарантию, что в случае их непоступления Киев гарантированно получит компенсацию.

Андрей Коболев

(Фото: Zuma / ТАСС)

В январе 2017 года Коболев предупреждал, что потеря транзита газа чревата для страны катастрофой. «Я уверен, что транзит газа по территории Украины является стратегическим: <…> потеря этого потока может стоить нам потери независимости», — говорил он в эфире украинского телеканала «Прямой». «Нафтогаз» рассчитывает транспортировать до 110 млрд куб. м российского газа и зарабатывать на этом $5 млрд, подсчитал тогда Коболев. На тот момент он оценивал заработок Украины от транзита газа в $3 млрд в год.

При этом в июне 2018 года «Нафтогаз» подал к «Газпрому» очередной иск в Стокгольмский арбитраж, оценив почти в $12 млрд ущерб для своей газотранспортной системы от ее обесценения в случае прекращения транзита российского газа. «Нафтогаз» готов обсуждать пересмотр или отказ от этого иска в случае заключения с Россией нового долгосрочного контракта, говорил Коболев.

Чего хочет Москва

Главным требованием Москвы является урегулирование всех споров с «Нафтогазом» по контрактам от 2009 года. Стокгольмский арбитраж в феврале 2018 года обязал «Газпром» выплатить «Нафтогазу» за недопоставку газа в рамках транзитного договора $4,63 млрд (с учетом долга украинской компании — около $2,6 млрд). Чтобы обеспечить взыскание средств с российской компании, «Нафтогаз» инициировал арест европейских активов «Газпрома», однако последнему в итоге удалось приостановить решение суда.

Источники РБК в «Газпроме» говорили, что основное требование компании — ставка за транзит не выше, чем в среднем по Европе, не более $2,5–3 за 1 тыс. куб. м. А Украина в случае модернизации трубопроводов угрожает повысить тариф до $4,6 за 1 тыс. куб. м, говорил предправления «Газпрома» Алексей Миллер. При сохранении экспорта газа через Украину дополнительные затраты для «Газпрома» на транспортировку 30 млрд куб. м составили бы $25–42 млрд в течение 25 лет, на 20% дороже, чем через «Северный поток-2», отмечал он.

Каковы шансы, что стороны придут к согласию

В сохранении транзита через Украину заинтересованы все три стороны, считает директор отдела корпораций рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко. Для Украины это дополнительные денежные поступления и гарантии безопасности, для России — возможность и дальше наращивать поставки газа в Европу, для Европы — возможность получать столько недорогого российского газа, сколько необходимо. Эксперт полагает, что в интересах «Газпрома» — сохранить возможность транзита через Украину в объеме 30–40 млрд куб. м, добившись кратного снижения транзитных платежей (примерно с $2,5 млрд до $1 млрд в год).

Договориться, по мнению эксперта, будет сложно: для Киева будет неприемлемо отказаться от «выигрыша» в Стокгольме $2,6 млрд, особенно с учетом того, что в марте в стране должны пройти президентские выборы. Российская сторона, судя по всему, будет готова вести серьезный диалог только после них. По мнению Маринченко, январские переговоры могут стать промежуточными, а окончательных договоренностей в виде годового контракта можно ожидать ближе к концу 2019 года.

Заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач​ также не ждет быстрого согласования условий нового контракта. «Украинская сторона в условиях предвыборной гонки ограничена антироссийской повесткой. Скорее всего, нынешние переговоры будут использоваться для того, чтобы обвинить Россию в нежелании сохранять транзит, и как очередные просьбы к Европе защитить страну от альтернативных экспортных газопроводов из России», — сказал он РБК.

Автор:
Людмила Подобедова.

Источник